Ровно десять лет назад Россия вступила в войну с Грузией. Впервые после распада Советского Союза Россия вторглась в чужую страну. Ответная реакция Запада оказалась слабой и это ободрило Владимира Путина. Мы расхлебываем последствия до сих пор.

ободрило, реакция, Запад, Путин, Грузия, война, нападение, ЕС, НАТО

В ночь с 7 на 8 августа 2008 года Россия направила свои вооруженные силы для отражения нападения Грузии на Южную Осетию, грузинский сепаратистский регион. Михаил Саакашвили, пламенный грузинский президент, пришедший к власти в 2004 году, пообещал восстановить целостность страны. Начинать надо было с атаки на Цхинвали, столицу Южной Осетии.

Вместо этого Кремлю была предоставлена возможность реализовать фантазию Путина о том, чтобы сделать Россию снова великой. В течение следующей недели Россия разгромила грузинские войска, оттеснив их обратно в Тбилиси, столицу Грузии. По пути российские войска разрушили инфраструктуру, заблокировали основные дороги, разбомбили города. Война перекинулась еще на один сепаратистский регион, Абхазию.

Пока внимание мирового сообщества было сосредоточено на пекинских летних Олимпийских играх, Россия оккупировала Абхазию и Южную Осетию, занимающие в совокупности пятую часть территории Грузии, а затем признала их независимыми государствами. Саакашвили был вынужден смириться с унизительным поражением и бессрочным разделением своей страны. Российская оккупация продолжается по сей день.

Несмотря на заявления Кремля, война была чем-то большим, чем «защита» гражданского населения двух сепаратистских регионов – многим жителям которых выдавались российские паспорта. Она была чем-то большим, чем наказание Грузии за стремление вступить в НАТО – о возможности присоединения Альянс сообщил Тбилиси на бухарестском саммите за четыре месяца до начала войны.

В реальности дело касалось глобального международного порядка, установленного после холодной войны. Речь шла о попытке России восстановить утраченные после 1991 года позиции. Тот факт, что Грузию поддерживал Запад, сделала ее привлекательной мишенью, атака на которую позволила России опосредованно упрочить заново обретаемую уверенность в противостоянии с Западом.

Первоначальная реакция Запада на войну производила большое впечатление. НАТО заявило, что не может больше «вести дела с Россией как прежде». ЕС приостановил переговоры с Россией по новому соглашению о партнерстве и сотрудничестве. А Дэвид Кэмерон, тогдашний лидер оппозиции, призвал исключить Россию из «большой восьмерки».

Но атмосфера вскоре изменилась. Спустя несколько месяцев после окончания войны в конце 2008 года ЕС возобновил переговоры с Россией. В 2010 году НАТО согласовало с Москвой новую программу «стратегического партнерства». А в 2011 году Камерон посетил Москву, стремясь к развитию двусторонней торговли и призывая к построению между Великобританией и Россией новых отношений «на основе сотрудничества».

Однако с 2011 года подход Великобритании – да и всего Запада – к России стал другим. Отношения Лондона с Москвой больше не основаны исключительно на экономике. Как четко разъяснила Тереза Мэй, теперь Великобритания обращается с Россией как с враждебным государством: Совет национальной безопасности назвал Россию угрозой высшей категории, а в парламенте существует даже группа по координации действий по России, которая должна направлять деятельность Палаты общин в отношении России.

И все же из своей войны с Грузией Россия извлекла урок, что может действовать как ей захочется и где ей захочется, а любые упреки со стороны Запада – нечто преходящее. Запад, однако, не извлек никаких уроков. Еще хуже, что он не воспринял эту войну как предостережение об агрессивном характере путинского режима, и столицы западных стран, в том числе Лондон, в то время отказались принять меры, за счет которых у нас теперь было бы меньше трудностей.

Впрочем, эти трудности не носят явный военный характер. Десять лет назад показалось бы немыслимым, что Путин и его приятели напрямую вмешаются в президентские выборы в США, проведут в Германии информационную операцию, направленную на разжигание ксенофобии или создадут в Словакии военизированную базу, где воспевается советская оккупация Центральной и Восточной Европы. Но именно к этому привело бездействие Запада.

Теперь стоит вопрос, готовы ли мы в конце концов прислушаться к предостережениям, которые прослеживаются в поведении России последних десятилетий, и предотвратить еще более серьезные последствия в последующее десятилетие.

ИСТОЧНИК Оригинал на The Times Перевод – Андрей САБАДЫР

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube