Волонтер Константин Олейник, более известный как трубач с Майдана, проводит музыкальные протесты под стенами Генпрокуратуры в Киеве. Олейник сетует, что у него незаконно отобрали автомобиль, на котором он ездил с концертами в зону АТО.

новости, новини, Україна, Украина, Бегемот, Бегемот медиа, влада, власть, політика, политика, begemot, begemot.media, трубач с Майдана, АТО, Автомобиль, Константин Олейник

Во время Майдана харьковчанин Константин Олейник познакомился с киевлянкой, детской писательницей и автором-исполнителем песен Светланой Касьяненко. Вместе с другими артистами они создали волонтерскую группу «Вольница», а с началом войны начали возить на передовую вещи первой необходимости для военных и давать там концерты.

Однако теперь правоохранители оставили волонтерскую группу без автомобиля. Как уверяет адвокат Олейника, это было сделано без законных оснований, пишет ТСН.

Первые волонтерские поездки Олейник осуществлял на своем микроавтобусе Peugeot Expert. Однако 9 мая 2015 года, возвращаясь с фронта, он попал в ДТП. Машина была разбита, а Константин получил травму. По его словам, виновник аварии – пьяный военный – до сих пор не получил наказания. А сам Олейник, соответственно, не получил никаких страховых компенсаций.

В то время волонтеры организовали сбор средств на операцию для Олейника по замене плечевого сустава и помогли с автомобилем – нашли точно такой же микроавтобус в Германии. Владельцем авто является Благотворительный фонд «Штаб содействия движению «За единую Украину».

«Этот микроавтобус три года подряд ездил в зону АТО. Однако позже у нас появились проблемы – машина с немецкими номерами была очень примечательной в зоне АТО. Все сразу понимали, что это волонтерский бусик, поэтому он часто подвергался обстрелам. Поэтому с целью безопасности я повесил на него украинские номера от моего разбитого авто», – пояснил Олейник.

Он добавил, что не растаможивал авто, потому что это стоит вдвое дороже самой машины. Об этом он узнал, когда переоформлял свою старую машину на сына Алексея. В харьковском МРЭО работала фирма, которой Олейник передал копии документов на микроавтобус, переданный из Германии, чтобы те помогли ему с растаможкой. Позже ему перезвонили и назвали сумму в 7 тысяч долларов. Волонтер отказался.

«Собранных денег хватило только на то, чтобы его купить», – пояснил Олейник.

Руководитель волонтерской группы Светлана Касьяненко, отметила, что им пришлось сменить номера, потому что на кону стояла жизнь и здоровье волонтеров.

«Нам колеса и откручивали, и перерезали ножом. Было и такое, что обстреляли несколько раз. Поэтому мы уже взяли те номера (украинские с разбитой машины, – ред.) и прикрутили их молча. Кто будет его растамаживать за 7 тысяч долларов? Где мы такие деньги возьмем? Поэтому да, мы сняли те номера и поехали, потому что жить хочется», – говорит женщина.

Мужчина сменил номера на машине летом 2017 года, и примерно через неделю после этого его автомобиль остановили по сигналу полицейской системы «Рубеж» в Новомосковске Днепропетровской области.

«Как оказалось, кто-то внес мой бусик – немецкую машину с украинскими номерами – в базу угнанных авто с перебитыми номерами. Это было сделано в рамках дела против фирмы, которая занимается подделкой автомобильных документов, в частности техпаспортов, как украденных, так и для «сложных» нерастаможенных авто», – рассказал Олейник.

Это дело ведет киевский следователь Максим Зинарук.

Тогда Олейнику удалось решить ситуацию на уровне областных управлений Нацполиции в Харькове и Днепре.

«Они связались с киевским следователям и объяснили ситуацию. Зинарук тогда сказал, что мое авто его не интересует. Поэтому мне вернули бусик с формулировкой «под постановление следователя на ответственное хранение». То есть я спокойно мог продолжать пользоваться автомобилем, но должен был сохранять его как вещественное доказательство, то есть не имел права его продавать», – пояснил Олейник.

Однако чуть меньше чем через год ситуация повторилась. 28 марта 2018 года, автомобиль арестовали вторично – система «Рубеж» сработала уже в Харькове. Тогда снова связались с киевским следователем, но на этот раз он сказал забрать авто.

Приехав в Киев, Олейник лично встретился со следователем, дал ему показания, передал все документы на авто, чтобы доказать, что оно не является украденным.

Следователь Зинарук сообщил, что у него в производстве находится уголовное дело с множеством эпизодов в отношении подобных транспортных средств. На вопрос Олейника, какое отношение его микроавтобус имеет к угнанным авто и поддельных документов, следователь объяснил, что в Украине ездит «двойник» его авто с поддельными документами.

Вероятно, его машина попала в базу еще тогда, когда Олейник интересовался стоимостью растаможки авто.

В то же время следователь отметил, что волноваться не нужно и что волонтеру отдадут машину, ему только один раз необходимо будет явиться в суд с оригиналами документов на машину и что следователь не будет настаивать на аресте.

Тем не менее 12 апреля судья Печерского суда Васильева Н.П. приняла решение наложить арест на авто. Сам Зинарук не явился в суд, отправив своего коллегу Кравчука, который, по словам Олейника, не ориентировался в деле, а лишь заявил, что автомобиль не был растаможен.

Олейник добавил, что осознает ответственность за смену номеров на нерастаможенном автомобиле и готов был заплатить за это штраф. За такое правонарушение предусмотрена административная ответственность и 720 грн штрафа.

Тем не менее, Олейнику не выдвигали обвинений в подмене автомобильных номеров. Ему вообще не выдвигали никаких обвинений, говорит его адвокат Леля Пальчикова-Козуб.

По ее словам, правоохранители несколько раз нарушили закон. Во-первых, они должны были оформить протокол за административное правонарушение еще во время первого задержания авто. Во-вторых, не могли передавать это авто сыну Олейника «на ответственное хранение», поскольку по факту владельцем машины выступает благотворительный фонд.

Кроме того, правоохранители не имели законных оснований для изъятия и ареста автомобиля. По закону, авто может быть конфискованным и арестованным, если оно замешано в уголовном преступлении – если им кого-то убили или в нем нашли оружие или наркотики.

Во время самого суда следователь Кравчук не предоставил ни одного документа в подтверждение причастности авто Олейника к уголовному производству, лишь сослался на постановление КМУ об обязательной регистрации транспортных средств на территории Украины и настаивал на аресте.

Также закон дает прокурору и следователю 48 часов на подачу ходатайства об аресте автомобиля после его изъятия. Однако в случае с авто Олейника между изъятием машины и судом прошло две недели.

Кроме того, отметила Пальчикова-Козуб, судья вообще не должна была пускать Константина Олейника на судебное заседание, поскольку по документам он не имеет никакого отношения к авто и не имеет доверенности, чтобы представлять в суде его владельцев.

Теперь, по словам юриста, правоохранители осуществляют давление на Олейника с тем, чтобы он «сдал» тех людей, которые предлагали ему услуги по растаможке авто, и угрожают уголовным делом даже его сыну.

ТСН.uа обратился с запросом в МВД и ГПУ и ожидает ответ.

Сам Олейник называет эту ситуацию произволом. Он уже подал жалобу в Генпрокуратуру на действия следователя, прокурора и судьи, обвинив их в преступном сговоре.

«Мы конечно сами виноваты, что так ездили. Но чтобы так – полностью забрать авто… Закон у нас действует избирательно, и такое впечатление, что волонтерам перекрывают дыхание. А мы сделали много добрых дел. Все мы – люди, кому уже за 50. У нас уже все есть. Я киевлянка, у меня есть дом, есть дача. Мне не хочется ехать рисковать жизнью, но я видела, что нужна, поэтому я ездила», – говорит руководительница группы Светлана Касьяненко.

В целом участники концертной группы «Вольница» совершили больше сотни поездок, дали 400 концертов и передали десятки тонн необходимых вещей в зону АТО. Сейчас работа волонтеров полностью заблокирована.

ИСТОЧНИК InfoResist

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube