Или не пришел вообще. Кто-то ждет и надеется, кто-то готовится защищаться, а кто-то уже больше никогда не поднимет голову, потому что убит горем. Люди живут в постоянном напряжении, некоторые более стойкие, некоторые на грани срыва, кто-то в отчаянии, кто-то горит ненавистью и жаждой возмездия. Но никто не живет так, как жил прежде. До весны 2014 года. До прихода России.

украинцы, война, Россия, армия

Пожалуй, нет крымского татарина, которого бы не коснулась оккупация его родной земли. Кто-то был вынужден покинуть свой дом, у кого-то родственник тюрьме, к кому-то врывались на рассвете с обысками, у кого-то отняли бизнес. Кто-то верит, что похищенные сыновья однажды постучаться в дверь. Кто-то ждет своих друзей и знакомых, которых медленно убивают в СИЗО. Единоверцы, правозащитники, активисты, неравнодушные к боли друг друга крымские татары сбиваются с ног: выезжают к домам, где проводятся ежедневные обыски и аресты, обивают пороги судилищ, где приговаривают их детей, осаждают тюрьмы, в надежде повидаться и передать хотя бы что-то близкому, содержащемуся в нечеловеческих условиях. Больше не строят планов на будущее эти безвинные люди. Прожит день и тебя не объявили террористом, а твоего брата или сестру не увезли в неизвестном направлении — Слава Богу. Ни один крымский татарин после весны 2014 года больше не знает покоя своего Крыма. Той весной пришла Россия.

И, пожалуй, нет россиянина, которому было бы на это все не наплевать.

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube