На Балканах, во Франции и в Украине спецслужбы РФ упорно разыгрывают одну и ту же схему смены законно избранных правительств, лишь добавляя в неё национальные особенности.

схему, спецслужбы, выборы, Трамп, Москва, автократия, идеологическое оружие

Получается так себе, поскольку наследники чекистов хорошо научились делать перевороты в автократиях, но никак не отладят методику организации переворотов в демократиях. Национальную специфику стран, где они планируют перевороты, тоже не всегда представляют себе адекватно, а страны, переходящие от автократии к демократии, для них вообще ребус.

С организацией переворотов в автократиях чекистам всё было понятно, и они вполне в этом преуспевали, используя терминологию марксизма. Традиционные автократии типа монархий в Азии и Африке они кололи марксизмом как орехи. Устроить переворот в примитивном вождестве для них тоже не было проблемой, поэтому в 1960-1980-ые в 60 странах заявляли об ориентации на СССР и социализм. Попади чекисты в каменный век, они и там успешно совершили бы пролетарские революции, ибо учение Маркса и Ленина настолько всесильно, что может обойтись даже без пролетариата. Поэтому уже в 1950-ые годы они заменили термин Маркса «пролетарская революция» на «социалистическую» и слова из «Манифеста» стали, как и из «Ветхого Завета», требовать пояснений.

Секрет успехов большевиков был прост – они делали обычный ребрендинг монархиям. Это делали много раз и до них, но они нашли универсальную формулу «Советская власть + электрификация = социализм». Подобное идеологическое оружие в VII в. создали лишь арабы, но оно имело свои дефекты и ислам давно морально устарело. Удачу большевикам обеспечил не столько путаник Маркс, как время – эпоха индустриализма и глобализма. В доиндустриальную эпоху марксизм мог стать в лучшем случае лишь локальной религией или сектой, как было с десятками коммунистических учений до него. В новых условиях и с обещаниями технической модернизации, с заменой сохи и лошади трактором, он вырос до размера мировой религии.

Обещание быстрой технической модернизации всего, в том числе и условий быта, было самой ударной завлекаловкой в коммунизм для многих племён и народов, несмотря на то, что с оленеводами Приполярья и скотоводами Монголии сразу получился прокол. Но в других местах поначалу это работало, пока не открылось, что новые социалистические автократии склонны к модернизации не больше, чем традиционные монархии. В итоге со скоростью и глубиной модернизации СССР тоже проиграл пресловутому капитализму.

До этого он начал постепенно, но безнадёжно проигрывать на своём любимом поле – в сфере общественных отношений. Большевики под разговоры об ускоренной технической модернизации и обещания справедливого распределения достаточно успешно научились свергать старую знать и монархии, и заменять их новой знатью с народным вождём. Такие банальные перевороты они претенциозно называли социалистическими революциями.

Пока вокруг были в основном монархии и различные вождества в колониях, дела у них шли в гору, если не считать конкуренции с Муссолини и Гитлером, быстро понявшими, в чём «фишка» Октябрьской революции и творчески скопировавшими её. Муссолини даже ввёл понятие «фашистская революция» по аналогии с большевистской. Потом началась конкуренция с маоистами, титоистами и другими социалистическими автократами. Когда традиционные автократии почти закончились, а маоисты добрались до Непала и Америки, то наступил кризис жанра, так как остались только: демократии, новые социалистические автократии и лишь с десяток монархий с нефтью типа Саудовской Аравии и Брунея.

Эти монархии были большевикам не по зубам, – в них шла модернизация, был просвещённый абсолютизм и действовал принцип коммунистического распределения: «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям и месту рождения». Нефть оказалась сильнее Маркса, особенно, если кто-то вынужден покупать её в три раза дороже.

Так как стран, созревших для «социалистических революций», на карте мира почти не осталось, то эти, так сказать революции, стали происходить в самих социалистических автократиях. В 1974 г. в Эфиопии произошла Октябрьская революция, в 1987 г. вторая, ещё более социалистическая, а в 1991 г. восставшие марксисты отделили от неё Эритрею. Вьетнамцы устроили вторую социалистическую революцию в Кампучии, а СССР устроил её Афганистану, опасаясь, что его марксисты найдут общий язык с маоистами.

В Индии в это время три компартии вели в джунглях дискуссии автоматом «Калашникова» между собой и правительством страны, имевшей тоже социалистическую ориентацию. В итоге Горбачёв начал новую революцию «сверху» за возврат к истокам социализма, опасаясь, что её устроит ещё кто-то или будет коммунистическая революция «снизу». Его опасения были оправданы – ещё одну революцию «сверху» начал Ельцин, а компартии Прибалтики, Кавказа и Украины начали их «снизу». «Левые» автократии, как и «правые» в Испании и Португалии, были «беременны» революциями не меньше, чем традиционные монархии.

Но учение Маркса было бессильно против так называемых «буржуазных демократий», поскольку капитализм – это неудачная абстракция, имеющая мало общего с реальностью. Поэтому, когда традиционные автократии на планете закончились, то методы Коминтерна оказались мало пригодны. Апологеты их в спецслужбах РФ есть до сих пор и продвигают гибридную концепцию «красного путинизма», но начальство к ней относится скептично и требует искать новые методы. Светоч марксизма в России Борис Кагарлицкий жалуется, что создал он в Белгороде в 2014 г. на деньги «кошелька» Кремля и владельца телеканала «Царьград» Константина Малофеева школу «красных диверсантов» для заброски их в Украину, но начальство развернуться не позволило.

Начальство, и в частности Николай Патрушев, «отец» ФСБ, до сих пор влияющий на принятие решений в Кремле, действительно право.

В парадигме марксизма буржуазные революции по определению не могут происходить в эпоху социалистических революций, тем более в социалистических странах. Для марксизма это нонсенс, от которого не спасает даже их переименование в «цветные», «оранжевые», в «цветочные» или тупое обзывание их госпереворотами. Поэтому начальство, которому нужны практические результаты, а не бесполезные историософские концепции, требует забыть бред марксизма и учиться у буржуев делать революции. Кто совсем впал на марксизме, – пусть едет в Центральную Африку или в социалистические Сирию и Венесуэлу, где такие методы ещё отчасти работают.

Перед начальством лежит список стран и стоит задача: срочно сменить правительства в них. Начальство не может ждать, когда там будут все условия для революций по Марксу, так как из Кремля просили сменить ещё вчера. У этой задачи есть две фундаментальные проблемы: всё это какие-никакие, но демократии, и правительства в них совсем недавно сменяли на выборах. Сменять правительства каждый год можно только в Италии и то, по чёткой процедуре, а в списке – Франция, Украина, Сербия, Черногория и Албания, по мере актуальности смены.

Эксперименты в 2014-2017 г. в Украине с так называемыми майданами обманутых вкладчиков, борцов со зрадой, тарифными майданами и Михомайданом результатов не дали. Тем не менее, этот метод решили опробовать во Франции и на Балканах, дополнив разработанной ФСБ для Навального «Стратегией 31», по которой демонстрации положено проводить 31 числа каждого месяца. Разумеется, если выходить как Навальный и «белые ленты» на гуляния раз в два месяца 31 числа, то правительство точно не сменишь. Но если это делать каждую субботу и воскресенье, то возможно этого удастся добиться.

Во всяком случае, в Кремле на это надеются, и норовят придать второе дыхание «жёлтым жилетам». Эту схему запустили и в Сербии против Прогрессивной партии президента Вучича, когда он стал договариваться с Косово об обмене территориями и закрытии конфликта навсегда. Интересно, что Макрон и Вучич стали президентами одновременно в мае 2017 г. и схему против них включили одновременно – в конце 2018 г. Требовать досрочных выборов через два года – более-менее логично, чем уже через пару месяц, как это пытались делать в Украине некоторые партии после президентских и парламентских выборов 2014 г.

Похоже, что во Франции после 19 суббот эта схема окончательно зашла в тупик. «Жёлтых жилетов», в отличие от «белых лент» в России, изначально не запрещали и с ними вели диалог. В РФ «белые ленты», что интересно, прекратили свои гуляния вскоре после того, как им это делать разрешили, чем показали, что в своей основе они являются технологией ФСБ, сотрудникам которой надо где-то тренироваться, а за рубежом это не всегда можно и дорого. Во Франции «жёлтые жилеты» исчерпались естественным путём, и чтобы сохраниться и дотянуть до майских выборов в Европарламент, левые и правые автократы Жан-Люк Меланшон и Марин Ле Пен бьют их руками витрины. В истории Франции после 1848 и 1940 г. это третий случай, когда левые и правые выступают единым фронтом. Как и в 1940 г. в этом процессе участвует ещё и Москва, но может получиться так, что после президентских выборов в Украине ей уже будет не до Франции, и тем более не до Балкан.

В Москве взяли почти окончательный курс на непризнание выборов в Украине и для его реализации ЛДПР Жириновского 27 марта внесла такой законопроект в Госдуму. Это очень по-русски – заявить, что выборы сфальсифицированы, еще до того, как они прошли. Социалист Мороз в этот день по указанию Москвы тоже снялся с выборов, заявив, что они сфальсифицированы, так как на них между собой борются только олигархи, а простой и честный человек, типа меня, в них участвовать и победить не может. Это старая мантра всех коммунистов о том, что до социалистической революции и их прихода к власти все выборы будут буржуазными, сфальсифицированными и недействительными. Принимать её и Мороза всерьёз нельзя, но его снятие интересно как ещё один симптом, указывающий на намерение Кремля объявить выборы сфальсифицированными и не признать их. Мороз отнюдь не главный, и точно не единственный, кто в Украине разгоняет эту тему, но если подключили и его, то очевидно, в Кремле таки склонились к непризнанию.

В сценарий с непризнанием готовы сыграть почти все «башни» Кремля, тем более, что и без них в самой Украине есть кому его раскручивать. Некоторые «башни» полагают, что в рамках этого сценария можно будет аннексировать оккупированные районы Донбасса, почему в ОРДЛО и гуляет слух, что там всем в апреле выдадут паспорта РФ. Некоторым даже 1 апреля.

Как не парадоксально, но Украина может извлечь весомую выгоду от непризнания Москвой выборов, и все усилия той уйдут в песок. Более того, непризнание может очень больно ударить и по самой Москве.

Возня с очередным псевдомайданом из-за якобы фальсификаций закончится столь же бесславно, как и Михомайдан, поскольку схема таких игр достаточно ясна, и что делать в этом случае тоже понятно. Непризнание в нынешней ситуации будет равнозначно разрыву дипломатических отношений, что в теории считается объявлением войны. Можно сказать, дождались, наконец, Москва набирается храбрости признать, что ведёт необъявленную войну против Украины. Может, Лавров даже пришлёт об этом бумагу с печатью.

Складывается впечатление, что Трамп тоже аккуратно подталкивает Москву к этому шагу своим решением о признании Голан исконной территорией Израиля. Выборы в Израиле только 9 апреля. Трамп, если его целью была лишь поддержка на них Нетаньяху, вполне мог сделать этот ход 1 или 2 апреля, после выборов в Украине. Но он сделал этот ход не после, а до, чем дал повод в Москве начать проводить аналогии с Крымом и думать об аннексии Донбасса.

В Москве, как обычно, строят очередную кривенькую аналогию, и не хотят признать тот факт, что на Голанах евреи жили две тысячи лет. Это доказано как письменными источниками, так и археологическими раскопками. В то время, когда французы отдавали их арабам Сирии, этих данных археологии ещё не было, да и с евреями они не сильно считались. Теперь у Макрона и парламента Франции есть много причин, чтобы исправить эту ошибку. В Крыму древних русов, и даже славян, раньше Х века, никто так и не нашёл, хотя искали настойчиво.

Эти президентские выборы, особенно если Москва всё-таки решится их не признать, могут стать спусковым крючком для многих процессов и оказаться эпохальным событием не только для Украины. Как минимум, оно может подтолкнуть Турцию к наступлению на Асада, так как его авиация и космические силы РФ, похоже, уже окончательно достали всех почти ежедневными бомбардировками городов в Индлибе. Трамп тоже давно никуда не метал «Томагавки», а тут не только российские военные высадились в Венесуэле, но ещё Москва и выборы в Украине не хочет признавать. Сенатор Джон Маккейн, если был бы жив, мог бы воскликнуть: «Да это же просто праздник какой-то!».

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube