Люблю Город. Он такой, каким каждый из нас хочет его видеть. Безразличный и участливый, нищий и богатый, современный и древний, безжалостный и добрый, скучный и чудесный. Зависит от того, в каком направлении смотреть. Многие бывшие дончане и луганчане не устают ругать его и находить все новые недостатки – он снисходительно разрешает им все, лишь бы облегчить боль от потери своего, родного, привычного, как старые домашние тапочки, оставшиеся там, в коридоре, которого больше нет. Он прикидывается тихим и равнодушным, но мы-то помним зимнюю дымящуюся ярость 2014-го; и мажорок в норковых шубках с покрышками в руках, и бабулек с дровами для Майдана в метро…

Киев, изменения,Украина, лугандония, люди,

Потихоньку, незаметно, Город подбрасывает каждому новенькому свою фишку: рыбак покупает удочку – точно такую, как осталась там, дома; любители пива находят свой паб; театралам и меломанам – тут вообще раздолье. Мы начинаем дышать в одном ритме с ним и однажды понимаем, что уже скучаем без старых узких улочек Подола, без золотых куполов соборов и церквей, без кудрявой зелени его холмов, без широкого вольного простора над Днепром, без баек древнего Города. Я заметила, что он успокаивает не хуже, чем медикаменты.

Невозможно находиться в каком-либо информационном пространстве и быть полностью независимым от него. Поэтому, мои гости оттуда, из Зоны, хоть и стараются там не верить апокалиптическим бредням про Украину, все равно с облегчением переводят дух, когда видят свеженькие красивые новостройки в предместье, работающие предприятия, новые трамваи и маршрутки, освещенные улицы, отнюдь не пустующие магазины с массой товаров, спокойных веселых людей. Особенно радуются тому, что много молодежи и детворы.

Невозможно увести от уличных музыкантов. Благодаря таким прогулкам со «странниками», и я замечаю простое обыденное счастье, которое мы обычно очень недооцениваем. И новые цветы в обычном киевском подъезде; и современный городской ландшафт в старинной арке ворот; и дерево в заботливо связанной одежке; и живые, светящиеся в сумерках, ленты мостов над Днепром; и гирлянды грачей, почти как на картине Саврасова…

Под вечерний звон Лаврских колоколов идем лечить душу наивными сказками Марии Примаченко и грустными цветами Катерины Билокур. Две судьбы, два таланта и ни одного счастья… Думали, что перед закрытием музея будем одни, но нет – родители ведут детвору не только на фестиваль китайских фонарей, манящий яркими цветными переливами на Певческом поле (кстати, очередь в кассу при не самых дешевых билетах – тоже показатель, люди хотят и могут доставить радость себе и детям). И на вечернем концерте в соборе св. Николая тоже много семей с детьми, молодежи. Наверно, каждый возраст слышит свое, когда орган вторит почти человеческому голосу виолончели.

В этом зале почти не верится, что в нескольких сотнях километров бродит Зло, скалясь пустыми оконными проемами разбитых домов. Я часто думаю, что напрасно тех, кто не связан с фронтом, так оберегают от войны. Слишком расслабилось население, жалея себя, покупаясь на лживые дешевые посулы и не думая о том, насколько хуже может стать от неверного выбора. Мы же только что проходили это – вон она Зона, рядом, там тоже хотели много и сразу.

Гуляем по солнечному воскресному Киеву. Ветерок морозный, но в воздухе уже весна. Сразу заметно, как прибавилось иностранцев – возле Золотых ворот, какой только речи не услышишь. Наслаждаемся рассказами Алексея Шимановского про людей, живших на Ярославовом валу в прошлом и позапрошлом веке, как придерживались они устоев; знали цену своему слову; понимали, что такое «честь»; любили и украшали Киев. И опять думаю – как классно могли бы мы жить, если бы постоянно и целенаправленно не уничтожали лучших; не давали воли злобной жадной черни; принимали правильные решения, не работая на раскол и уничтожение страны. К сожалению, уроки истории не выучены, выводы не сделаны.

Вечером во время экскурсии в теплой и вкусной «Буланжери» (не лучшее место для тотального зубожіння) к подруге, почти отогревшейся за пару дней от жизни в оккупации, привязалась неосторожная «мохеровая шапка» (волохатые мозги даже за норковой шубкой не спрячешь), любительница Ньюсвони и ярая обличительница ПАП. Получила достойный отпор, но настроение испортила. Туры в Луганду жизненно необходимы. У людей реально отсутствует воображение и страх.

Не у всех, конечно. Мураевскую мордочку и в Киеве подпортили, не только у нас на него краски не жалко)) Скучных, как синие панели в подъездах хрущевок, лозунгов Бойко тоже прибавилось (шрифт и содержание, как две капли, похожи с Лугандой – тот же советский стиль), на определенный круг советских людей действует, рейтинг растет. Но гуще всех на бориспольской трассе натыкано горного Шевченко с фирменным оголтелым взглядом оловянных глаз. У меня уже фишка – разглядывать бигморды. Больше никто внимания не обращает.

Аэропорт, как всегда, деловит и кишит беспокойным людом, не догадывающимся про тотальне зубожіння. Наконец-то, и я прокатилась в новом бориспольском экспрессе. Нормально: точно, быстро, удобно. Думаю, что когда народ привыкнет, и вагонов будет больше, и рейсы чаще. Еще одну интересную штуку заметила в обычной пригородной маршрутке, раньше не видела: надпись «Место для собаки-поводыря» и сигнальная кнопка низко возле кресла для инвалидов. Жизнь меняется. И это стремительно происходит на наших глазах. Конечно, если интересно видеть какашки, этого добра ранней весной – просто «Зешибись». К счастью, не все вокруг копрофилы))

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube