Вчера вечером у нас гостили заморские друзья – эксклюзив в наших краях, ибо редкая птица долетит сюда из США чаще, чем раз в год. Обожаю смотреть и слушать, как муж воскрешает давно уснувший английский и пытается общаться с человеком, который по-русски знает два слова: «Здравствуйте и спасибо». Интересно, что после третьей рюмки беседа проистекает довольно живенько и с видимым удовольствием)) Женщинам легче – не нужно вспоминать слова и строить сложные конструкции, чтобы тебя поняли.

Мы обе в свое время резко изменили жизнь, уехав из довоенного Луганска, правда, я не так далеко и кардинально. А теперь – общие воспоминания; забота о родителях, выкорчеванных из привычных мест; интерес к тому, что происходит в стране и мире. И просто хороший теплый вечер с симпатичными позитивными улыбчивыми людьми.

 Луганск, население, страна, Украина, Станица, люди

Мы говорили обо многом. В том числе о том, что в Штатах существует определенный тренд на поведение в обществе: всячески приветствуется доброта, позитив, помощь, честность. Не поймут, если не будешь украшать дом и лужайку перед ним. Не промолчат и вызовут полицию, если по соседству будут звать на помощь. Вспомнилось, как приветливо здоровались с нами прохожие в маленьком городке Германии – мы выглядели бы дико, если бы не отвечали им тем же, причем, обязательно с улыбкой. Там так принято. И дети впитывают стиль общения змалечку. Не модно с упоением перечислять болячки, зиять гнилыми зубами и дышать перегаром, хвастаясь, как забухал с дружбанами – модно бегать по утрам, плавать (инвалиды нарезают круги в бассейне похлеще здоровых), ездить на велосипедах, вести здоровый образ жизни.

Невозможно ездить «зайцем» в общественном транспорте – они реально это не понимают. Стыдно не любить и унижать свою страну, не забывая при этом бороться при надобности за свои права. Не буду утверждать, что в развитых странах никто никого не обманывает, никогда не ворует, не подличает, не напивается. Наверняка, есть и такие (недаром многие фантасты пишут о том, что Земля – место отбывания срока каторжниками со всей Вселенной). Но никому не придет в голову гордиться этим или, тем более, хвастаться. Потому, что это не принято или осуждаемо обществом.

И вот сегодня читаю опять про Станицу и Кондрашовку, про то, как подло поступают с проукраинскими детьми, как стараются запугать их… Какое-то противное чувство, что Сталин немного не завершил свой великий эксперимент по сортировке населения и расчеловечиванию на огромной территории. А сейчас его злой дух выпустили для того, чтобы он отшлифовал результат. С началом войны созданы все условия, чтобы воры, убийцы, взяточники, подонки больше не прятались. Чтобы чем больше дряни в человеке, тем больше его уважали или тихо завидовали, если сами не умеют брать взятки, грабить соседа, становиться «решалами». Ростовчане, которые покупали ворованное у нас на километровых рынках в 2014-15 не знали, что оно украдено? И часто с жизнью хозяина. Знали, но покупали и радовались, что дешево.

Мародерство со сбитого Боинга вообще в голове не укладывается. На этих переходах из трехбуквенных тоже человеком быть немодно, нужно толкаться, мчаться, сбивать с ног слабых. И злиться будут не на тех, кто сбил, а на того, кого сбили. Если не затопчут. А про станичников с их ночлежным бизнесом столько услышано – похоже, что они готовы сохранить эту нечеловеческую ситуацию разрухи навечно, лишь бы денежки капали. Казалось бы, дно достигнуто. Но то, что прочла на днях (и в слова этого человека я верю), заставило услышать стук снизу. Коротко – для тех, кто не читал.

Молодая женщина с маленьким ребенком перешла в Станицу, чтобы оформить свидетельство о рождении. Но, видимо, недостаточно изучила мат.часть – свидетельства о смерти, о рождении на оккупированных территориях выдаются в Украине только через суд. Суды обязали рассматривать эти дела в срочном порядке, т.е. в течение 2-х недель. Подала, надо ждать. А обратно без документов на ребенка женщина вернуться не может – на блокпосту не пропустят. Денег на весь срок ожидания не хватило – пустили жить за отработку (рабство в Станице процветает, как будто всю жизнь этим занимались). А когда завершила ремонт, досрочно выперли на улицу. Спасибо, что на ее пути встретилась Катюша Артемова, помогла едой и деньгами, закончилось благополучно. Но я не об этом.

Станица – не столица, где можно затеряться, и никто твоей мерзотности не увидит. Видели и знали соседи, знакомые. Но когда подлость – норма жизни, то кто тебя осудит? Когда сепаратюги продолжают учить детей, делать документы (этот бизнес по размаху уже, наверно, с распространением наркотиков можно сравнить), занимать руководящие посты, то уж рядовому сам бог велел пнуть, обматерить, столкнуть с лестницы, стащить со ступеньки автобуса. Помню, как прошлым летом между мной и автобусом в Станице стояла длинная очередь на переход. И как я (с перевязанной рукой на подвеске и с тяжелой сумкой в здоровой) просила их расступиться и дать мне пройти к автобусу, который уже разогревал мотор. Смотрели куда-то вдаль, сквозь меня, и гуртовались еще плотней. Пришлось обходить целую площадь, чтобы потом столько же возвращаться к автобусу вдоль мрачной сплоченной очереди. Хотя никто ничего не потерял бы, если бы сделал шаг в сторону и дал пройти.

Вчерашняя гостья сказала, что ее маме, которая в этом году первый раз решилась поехать в Луганск с 2014 года, все время пребывания там было страшно, вдруг случится что-то, из-за чего она не сможет выехать. Хотя ничего сверхъестественного не происходило – обычные будни Новошвейцарии в той удушливой атмосфере, которую местные (за исключением проукраинских) просто не ощущают и не задумываются. Вспомнила себя: при том, что все три раза съездила исключительно удачно (с точки зрения тех, кто привык пересекать новые границы и видел худшее), без особых приключений, с достижением цели, ради которой ездила, — вот это ощущение неустойчивости ситуации на изолированной безстатусной территории, где от тебя почти ничего не зависит; с дискомфортом от всего и везде; в окружении подмененных людей, очень сильно отравляло жизнь. И питало страхи: «А вдруг я тут застряну надолго и придется как-то выживать?».

Многие, кто постоянно живет вне Луганска, с этим сталкиваются во время коротких приездов (хотя далеко не все из переселенцев могут приехать) – вроде соскучились по городу, по квартире, по родным людям, но все настолько токсично, что нет сил добыть до конца намеченного срока. Достоинства, которые помогают там неплохо жить, совершенно противоположны тем, которые культивируются в нормальном обществе. Нужно быть не брезгливым, чтобы покупать некачественные продукты, часто еще и в хамоватой атмосфере без привычных «Дякую, будь ласочка, заходьте ще, смачного».

Нужно быть терпеливым и не возмущаться отсутствию воды, света, комфорта – жаловаться все равно некому и незачем. Нужно уметь всунуться в переполненный автобус и не возмущаться, что такси от перехода довезет куда скажет шофер, а не пассажир. Нужно привыкнуть к положению ничего не решающей пешки и делать, что скажут, равнодушно воспринимая любую смену власти (а, собственно говоря, какая разница, Болотов, Плотницкий, Пасичник). Нужно не морщиться от густого мата; суррогатной культуры, насаждаемой бесконечными луганскими «праздниками»; не замечать бесконечного вранья; научиться делать вид, что все нормально, чистенько и цветочки. Нужно уметь постоянно врать.

Кажется, какое бы мне дело – «тут вам не здесь». Но в том-то и фокус, что отчетливо чувствуется расползание этой заразы или хотя бы попытки привить здесь то, что живет и процветает там. Чем Вовапрезидентзеленский, назойливо лезущий из каждого утюга лучше их дежурных клоунов? Это ведь, если разобраться, попытка показать, что без разницы, кого выбирать, все равно ничего не изменится. Или же мечта об Иисусе, который накормит всех жаждущих тремя хлебами (хотя вряд ли в этой опции Вовчик переплюнет багиню). Чем евробляхеры с их хотелками и перекрытием трасс отличаются от тех, кто требует от Украины всех выплат в трехбуквенные, не задумываясь о том, что есть прямая связь между уплатой налогов и выплатой пенсий? Чем подарки скотыняки в зубожілой Каменке отличаются от хлеба по 4 рубля на избирательных участках в Луганске? Цель одна – лохторат, доведенный до скотского состояния.

По сути, перед нами яркий и наглядный пример, который четко показывает, где мы можем очутиться. Если «мне все равно, я в политику не вникаю» (пугает меня массовость среди молодежи) – в Луганске и Донецке таких тоже было большинство. Если победит бессмысленное «Дай» без анализа обещаний – в Луганске-Донецке тоже верили в огромные русские пенсии, как у нас в газ по 5 копеек. Если вбить в единственную извилину — «война выгодна Порошенко, даешь мир любой ценой». Эту цену, мучительную и унизительную, уже пятый год платят ВСЕ жители оккупированных территорий. И те, кто за Россию, и те, кому все равно. А самое страшное – наши украинцы, которые вынуждены мучительно существовать там, в силу разных обстоятельств. Кто не видел их глаз, когда прощаешься с ними на перроне, на этой границе времен, тот может рассказывать, что все одинаковые (в зависимости от упоротости, либо все гады-сепары, либо невинные ангелы без крыльев, которых Порошенко слил в унитаз, но оно никак не тонет).

Как украинцам живется в королевстве кривых зеркал тяжело представить. На примере этих гетто нужно доходчиво объяснять нашим доверчивым зрадофилам, что нужно хоть немного думать, помогая слабыми немощными ручонками открывать врата ада. Что сортировать никто не будет – в преисподней окажутся все. Только одни заплатят кровью, а другие рабством и нищетой. Нельзя на историческом сломе быть равнодушным и своекорыстным. Нельзя скользить по той же спирали к слому государства по столетней схеме раздора. Нельзя оправдывать предательство.

Нужно уметь отвечать за свои поступки. И любить свою страну. В принципе, это не так уж сложно, если подумать.

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube