Патриотизм по-российски – это всё-таки странная штука. Что, собственно, отмечается 4 ноября? А вот что. Отстояли более отсталую – московитскую – культурно-политическую модель и называем сие деяние «патриотизмом».

патриотизм, Россия, Залесье, отсталая, дремучая

Хотя были шансы выбрать нечто гораздо более приличное. Взять, например, императора Димитрия, известного в российской историографии как Лжедмитрий Первый. Первый западник и реформатор на московском троне, но в отличие от Петра, император Димитрий не был жесток и кровожаден. Умный, образованный, храбрый и милостивый, не боявшийся общаться с народом, он облегчил положение крестьян, сделал страну открытой, вообще – разворачивал её к Европе. Но вот беда: он не был религиозным мракобесом (склонялся к христианскому экуменизму), не любил монахов, легко третировал дремучие московские обычаи. Это было «непатриотично». В результате «патриоты» буквально растерзали уникального прогрессивного монарха (законно венчанного, между прочим), продержавшегося менее года. «Патриотизм» победил.

Ещё один шанс выбраться из ордынской ямы обратно в европейскую историю – стать частью Речи Посполитой. В результате могла бы сформироваться федерация Польши, Литвы, Руси (Украины) и Московии – обширное восточно-европейское государство, весьма свободное по тем временам и прогрессивное. Глядишь, вообразите только, Магдебургское право дошло бы и до Залесья! Пресёкся бы злокачественный, тупиковый исторический вектор формирования Российской империи, не было бы Ленина-Сталина и ГУЛАГа, вообще – мы бы имели иную историю. Но нет – опять победил «патриотизм» как верность ордынско-московитской модели. Верность «медвежьему углу». Вот, собственно, с этим-то нас 4 ноября и поздравляют

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube