За несколько дней до встречи с Трампом Путин посетил Валаамский монастырь. Морально готовился к этому судьбоносному событию? Или к чему-то еще?

морально, Валаамский монастырь, Путин, Трамп, компромат, попалился, Крым, санкции

Странное поведение президента США во время встречи с ним доказывает, что Трамп – человек Путина? Несамостоятельная фигура? Что он сдал на откуп Кремлю всё постсоветское пространство, включая Украину? Если да, как будут развиваться события дальше?

На эти и другие вопросы ответил российский журналист Леонид Радзиховский. Читайте первую часть интервью.

— Как известно, 11 июля Путин побывал на Валааме. По вашему мнению, в чем причина этой поездки? Он морально готовился к встрече с Трампом или к чему-то еще?

— Если бы я был близким другом Путина, я бы об этом знал, но тогда я не имел бы права вам об этом рассказать. Но я не близкий друг, и поэтому ответить не могу.

Но Путин вообще любит туда ездить. Не знаю, что он там делает – молится или что-то еще? Не могу сказать. Но если он молится, то его молитвы дошли, у него там налажена хорошая «линия связи», потому что на этом саммите он выглядел, прямо скажем, намного эффектнее, чем его партнер, Трамп.

— Кстати, о встрече Путин-Трамп. Вам не кажется довольно странным то, что об отношении Трампа к аннексии Крыма сказал Путин, а не сам Трамп? Странная ситуация.

— Очень странная. Демократическая пресса просто захлебывается от бешенства. Они пишут, что Трамп чуть ли не языком полировал ботинки Путина. Это, конечно, преувеличение, но там было много очень странных моментов.

В высшей степени странным было заявление Трампа о том, что отношения с Россией были испорчены из-за глупости и слабости Америки. Честно говоря, я впервые слышал, чтобы президент так говорил о своей стране. Это что-то новенькое в мировой дипломатии. Он может ругать лично Обаму, и то, наверное, у себя дома, а не на встрече с иностранным президентом.

Действительно, очень странно, что Путин вдруг ответил за Трампа. Тот стоит рядом, и этот за него отвечает. Это вполне нормально, если речь идет об очень близких друзьях, когда на вечеринке один ответил за другого. Но это странно на международной встрече, и от имени президента, с которым ты встречаешься второй или третий раз.

Самым странным заявлением Трампа было заявление о том, что он доверяет словам Путина не меньше, чем американской разведке. Ну это уж совсем срам. Тогда уж надо разгонять к чертовой матери эту разведку, которая тебе не нужна, и получать информацию от иностранного президента.

Трамп вообще делает много странных вещей, но таких странных даже он до сих пор не отмачивал.

— Можно ли после этого сказать, что Трамп – человек Путина, что он – совершенно не самостоятелен?

— Нет, я бы так далеко не заходил. Понятно, что все конспирологи страшно возбудились, опять в дело пошел знаменитый якобы компромат, что Путин якобы имеет рычаги влияния на Трампа, что он – чуть ли не завербованный агент…

Пока нет доказательств, это всё – бла-бла-бла. Но то, что это выглядело странно – это факт.

— Путин сказал фразу: «Мы провели референдум в Крыму». Фактически он признал, что Россия провела. Вам не кажется, что он, грубо говоря, попалился?

— Просто атмосфера была настолько свободная, что он это сказал. Но какое это имеет значение? Он сначала говорил, что «нас там нет», а потом долго и с большим удовольствием расписывал, как он лично чуть ли не командовал ротой десантников. И даже зачем-то сказал: «мы там ядерное оружие куда-то нацелили». Явно, чтобы кого-то попугать.

И так понятно, что Россия провела референдум. Кто же еще провел? Турки, что ли? Или крымское руководство своими собственными силами?

— По версии Кремля – да.

— Ну, теоретически, если бы кто-то стал придираться, то Путин мог бы сказать: «я сказал «мы», имея в виду руководство Крыма, потому что потом Крым все равно вошел в наш состав…» Он нашел бы что сказать.

Это всё ерунда. Всем ясно, что, во-первых, тема Крыма интересует Трампа как прошлогодний снег. А во-вторых, о чем там говорить? Фактически Путин сказал то, что и так всем известно. «Америка, как и все европейские страны, не признает присоединение Крыма юридически. Точка». Но вторая половина фразы звучит для Украины гораздо менее обнадеживающе: «Но Америка, как и все европейские страны, давно приняла этот факт, и никаких волнений по этому поводу не испытывает».

Есть санкции за Крым, никто их отменять не будет. Но сами по себе санкции за Крым абсолютно ничтожны и никакого значения не имеют.

— Исходя из встречи Путин-Трамп, можно ли предположить, что Трамп отдал Путину контроль над постсоветским пространством?

— Что значит — отдал?

— Что он позволил Путину проводить внешнюю политику по отношению к этим государствам, какую считает нужной, не оглядываясь на США.

— Он ее и так проводит. А толку?

Оставим больную для вас тему Украины. Вот есть маленькая беспомощная страна под названием Грузия. Допустим, Трамп умыл руки. Сказал: «Жри ты эту Грузию, делай с ней, что хочешь». Что Путин там может сделать? Ввести войска? Начать войну?

Или есть страна Узбекистан, 30 миллионов человек. Что с ней можно сделать?

Конечно, очень важно покровительство Америки, очень важна психологическая защита, реальная или мифическая. Но кроме этого есть просто страны – страны со своим населением, со своими правительствами, со своими элитами. И их так просто не согнешь в бараний рог одним махом. Это, конечно, можно сделать, но это потребует невероятных усилий.

Все не так просто. «Зоны влияния», «контроль»… Звучит красиво. А как это выглядит реально? Допустим, отступится Америка от Украины. Ну, не будут они вам поставлять какое-то вооружение. И что дальше? Что будет делать Россия? Воевать? Танки вводить?

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube