То, что они — военные медики, выбрали невероятно важную, благородную и одновременно сложную и ответственную профессию, побуждает мысленно снимать шляпу перед этими людьми

Begemot ,новости ,Украина ,Военные медики

С 27-летним старшим лейтенантом медслужбы Николаем Денисюком я познакомился на стабилизационном пункте позиции одной из механизированных бригад ВС Украины. Именно здесь оказывают первичную медицинскую помощь раненым и готовят их к эвакуации. Офицер за год на передовой так напрактиковался, что приобретенного там опыта хватит на диссертацию

— Хорошо помню свой вводный в войну день. Я выехал к двум раненным. Один получил несовместимые с жизнью травмы: оторванные стопы, множественные осколочные ранения магистральных сосудов. Он умер у меня на руках. Я тогда должен был решить, кому из двух тяжелых пациентов, так сказать, отдать предпочтение, то есть выбрать, кто из них будет жить, — говорит Николай. — Книги безэмоционально пишут об этом моменте как о медицинской сортировке. Но, друзья, как же трудно, особенно впервые, делать тот выбор! Сейчас я уже научился подавлять психологический фактор и спокойно помогаю тому, кого действительно могу спасти. То есть, если из двух людей один имеет меньшие шансы на выживание, прежде всего прилагаю усилия к спасению того, у кого они больше. Находиться рядом с умирающим, когда он из последних сил просит что-то сделать, а ты осознаешь, что уже не сможешь ему помочь, очень трудно. У меня за год было три таких фатальных случая, но я смог помочь десяткам!

Николай пришел в бригаду по окончании Украинской военно-медицинской академии, куда поступил еще в 2013 году, а до того учился в Киевском национальном медуниверситете. Ранее много читал о медиках времен Второй мировой войны, кампаний в Афганистане и Чечне. И не думал, что сам попадет в такое горнило.

— Сначала не хватало практики. В поле учился ставить центральный доступ к магистральной вены, чего никогда не делал. Я не был готов проводить длительную реанимацию, — признается военный медик. — Одна из первых таких критических процедур продолжалась более двух часов. К сожалению, пациент не выжил из-за неблагоприятного стечения нескольких факторов. После каждого выезда я анализирую ситуации, чтобы усовершенствовать способы действий при похожих сценариях. Медикам необходимо постоянно тренироваться. Чем больше руки работают практически, тем ближе ты к успеху.

Наверное, сильнее всего на специализацию Николая Денисюка, как он сам говорит, повлияла трагедия, произошедшая с ним в студенческие годы. Тогда он занимался альпинизмом, четыре раза в год ходил с друзьями в поход. На этот раз компания экстремалов сплавлялась по Смотричу, направляясь к Каменецу-Подольскому. На одном из этапов решили рискнуть и пройти на байдарках разрушенные плотину и шлюзы: зачем их 700 метров на себе нести. Николай шел первым и попал в водоворот, перевернулся и полтора часа боролся за жизнь. Течение там было таким мощным, что затягивало под воду даже в спасательном жилете. До последней минуты не знал, что, когда ему спускали веревку и вытаскивали из ловушки, двух товарищей — парня и девушки — уже не было в живых. С Ромой в байдарке было две девушки. Одну он спас, а вместе со второй утонул…

Сложные случаи на передовой заставляют военного медика самому искать лучшие варианты действий, подбирать технику, оптимальные маршруты перемещения, препараты, непредвиденные медицинским снабжением, которых нет в списке обязательных. Военный врач с помощью волонтеров пытается использовать лучшее оборудование, препараты, потому что они работают. Признается, что этого добра благодаря волонтерам немного накопил.

Николай Денисюк долго подбирал под себя рюкзак и медицинский разгрузочный жилет. Медпрепараты и средства должны быть под рукой, чтобы минимум времени тратить на их получение — иногда это надо уметь делать с закрытыми глазами. Также неплохо было бы, если бы в армии предусмотрели штатную тару для хранения и перевозки в стабильном температурном режиме ампульных препаратов. Ведь ампулы с лекарствами зимой перемерзают и уязвимы к ударам. Офицер говорит, что зимой они держали растворы там, где жили, а на выезды помещали их в сумку-холодильник, обворачивая ватой. Перед применением ампулы клали для подогрева на торпеду авто или ближе к телу.

— Какая санитарная автотехника, на ваш взгляд, лучше? — спрашиваю у Николая.

— Работал на УАЗах, «Саксонах», санитарных МТЛБ. Если говорить о технике для эвакуации раненых с передовой, то лучше МТЛБ ничего нет. У него приземистый корпус, хорошая проходимость, маневренность, защита. А по скорости — вообще чемпион. «Саксон» больше подходит для городских условий, а мерседесовский «Унимог» (волонтерский) — для второго звена эвакуации.

Родители Николая Денисюка, а он родом з Житомирщины, работают ветеринарами. А вот его младшие брат и сестра учатся в столичном медуниверситете. Возможно, он стал первым в большой династии известных врачей? Но то, что они выбрали невероятно важную, благородную и одновременно сложную и ответственную профессию, побуждает меня мысленно снимать шляпу перед этими людьми …

Геннадий КАРПЮК, «Народна армія»

ИСТОЧНИК Информационное Сопротивление

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube