На двенадцатый день войны, наконец, Сталин обратился по радио к своим «братьям и сестрам».Сколько лет с самых высоких трибун народ уверяли, что «советская граница на замке»! Или такой естественный вопрос: «почему немцы так быстро наступают, а Красная Армия еще быстрее, чем противник, отступает»? 

Уже пять дней, как взят Минск, и немцы рвутся к Смоленску. Он будет взят еще через две недели, и 16 июля Гальдер сделает свою знаменитую дневниковую запись: «Восточная кампания выиграна в три недели». А еще до этого, 11 июля, немцы достигнут Ленинграда. На захват всей Прибалтики и выход к Ленинграду у возможно, самого умного генерала Вермахта (в дальнейшем отстранен за непокорность, а в 1944 году и вовсе расстрелян за покушение на Гитлера) ушло всего 19 дней.

бегемот, begemot, begemotmedia, новости, Сталин, большевизм, диктатура, подлежит уничтожению, СССР, Германия, фашисты

Уже 11 дней прошло с начала молниеносного вторжения, уже более миллиона красноармейцев сдались в плен, уже миллионы мирных жителей освобождены от большевистской тирании,  а страна все еще до сих пор не в курсе, где этот долбанный «любимый вождь», и что, вообще, с ним. И надо ли воевать, или ну его на фиг? И только 3 июля этот полоз поганый выполз из своей норы и дал о себе знать. И заголосил непривычным для себя голосом: «Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои…» Спасайте меня все! И свой любимый фашистский большевистский режим тоже. Урод.

Да и народ был достоин своего правителя, ума не мешать воину-освободителю хватило далеко не у всех. И тогда Гитлер обозлился и начал корректировать свои дальнейшие планы в отношении такого  народа. К концу осени он уже, вообще, не хотел освобождать русских, а требовал от своих генералов Россию ему завоевать. Планы на независимые русские государства были похерены, а Гудериан начал получать разносы за Локотскую республику — первое из таких государств, увы, так и оставшееся единственным.

В мемуарах «Вторая мировая война» Черчилль приводит небезынтересный эпизод:

«В августе 1942 года я впервые услышал от Сталина: «Никто из нас никогда не доверял немцам. Для нас с ними всегда был связан вопрос жизни или смерти».

Это ложь! Можно привести много сталинских высказываний противоположного характера.

Самое удивительное — поведение диктатора в ночь на 22 июня 1941 года: несмотря на точные данные разведки о сроках начала войны, а также информацию, полученную за несколько часов до нападения от двух немецких перебежчиков, он не рассказал «братьям и сестрам», как он это самое «вероломное нападение» проспал…

ИСТОЧНИК http://bither.livejournal.com/

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube