После странных переговоров Путина и Лукашенко, прошедших на днях, для публики было представлено пояснение того, что там происходило. Итак, Лукашенко приехал в Москву обсуждать компенсацию ущерба, который был нанесен экономике республики, в результате «налогового маневра» РФ с экспортными пошлинами на нефть. Смысл этого мероприятия заключается в том, что Москва балансировала экспорт и внутренние потребности в нефти, этими самыми пошлинами. То есть, был создан механизм сдерживания, чтобы нефть оставалась в стране для внутренних нужд.Но по мере проседания цены на мировых рынках, вполне реальной стала ситуация, когда экспорт станет просто убыточным и тогда – пошлины были отменены.

Беларусь, Минск, Лукашенко, Путин, Россия, объединение

Минск же, на время действия этих пошлин, получал нефть по внутренним ценам РФ, перерабатывал ее и экспортировал уже нефтепродукты с достаточно высокой прибылью. Отмена же пошлин срезала эту дельту и по разным оценкам, это стоило Белоруссии около $10 млрд. потерь, что для нее – очень много. С учетом того, что остальная промышленность просто не вытягивает наполнение бюджета, то вопрос встал очень остро. Оказалось, что выстроенная Лукашенко модель экономики просто не готова к такому повороту событий и никаких альтернатив указанных схем нет и не предвидится, поскольку для другой белорусской продукции рынки, кроме российского – закрыты. Вот именно эту проблему Лукашенко поехал решать.

В свою очередь, Москву интересовали пути реализации соглашения о создании «союзного государства», что и обсуждалось за закрытыми дверями.

Практика дипломатических отношений гласит о том, что первые лица государств назначают встречу тогда, когда почти все вопросы нашли свое решение и они только уточняют какие-то детали, после чего подписывают соответствующие соглашения. Здесь все было иначе. Оказалось, что позиции сторон были настолько различными, что встреча прошла в режиме «обмена мнениями» или проще – выслушиванием взаимных претензий. Похоже на то, что претензии были слишком тяжеловесными, чтобы доверить их обсуждение вторым или третьим лицам. Результатом встречи стала договоренность о еще одной встречи до Нового Года, когда и должны будут приниматься соответствующие решения.

Состоится эта встреча или нет – увидим. Дипломатическая этика предполагает маневр в виде «запланированная ранее встреча перенесена на более поздний срок». Если же она таки состоится, то интересно будет увидеть, какие именно пути будут избраны для снятия взаимных претензий. Минску нужны деньги, а Москве – объединение. Об этом прямо говорил премьер РФ Медведев, а в Москве уже презентовали текст и музыку гимна этого союзного государства. Параллельно анонсировано изменение конституции РФ.

По всему видно, что сейчас встал вопрос о полной утрате суверенитета Белоруси. Скорее всего, Лукашенко выслушал ультиматум, уж очень много событий укладываются в такую канву. И теперь интересно, как он себя поведет. Здесь уместно вспомнить, как он браво рассуждал о ситуации в Украине, когда мы оказались в примерно такой же, по тяжести ситуации, хоть она имела другой вид. Тогда он выглядел уверенным и бравым воякой, вот как раз и пришло время, насколько у него соотносится умение рассказывать яркие истории и ворочать мешки.

Итак, цитаты:

«Я в страшном сне (не дай Бог!) представляю себе, что это могло произойти с Беларусью… Вы знаете, если бы даже наши военные поступили так, как украинские, сидели как мыши под веником на своих базах (это, конечно, трудно представить в Беларуси!), я первый, в одиночку бы пошел воевать». «Я президент, меня избрал народ именно для этого — чтобы я защищал свою землю. Нет президента — есть исполняющий обязанности и другие, они должны были защищать свою землю».

«Это было сделано вашим руководством (Украины – прим.)? Нет. Военными это было сделано? Нет. Спокойно, сложив лапки, половина сдалась, как сейчас украинцы-руководители отмечают, половина спокойно выведена из Крыма. Крым был отдан. Это ли не де-факто признание того, что сегодня Крым как минимум не территория Украины?».

«И всем, кто упрекает сейчас Россию, она может прямо сказать: родные мои, да позвольте, поведение украинских властей и военных в Крыму говорит о том, что это не их земля. И россияне будут правы».

«Если они (киевские власти – прим.) считают, что Россия — агрессор, то самое сильное средство умиротворения агрессора, успокоения его — остановить его там, куда он не должен идти, где он находится. Вот это сильная армия. Вы что думаете, большим секретом было для России, что такой армии нет? А чем занимались, почему армии нет?».

Никогда россияне не позволили бы себе действовать так, как вы говорите: мол, если бы кто-то сопротивлялся, они из Крыма пошли бы на Киев или с разных направлений. Никогда таких планов не было!».

«Мы говорим о Крыме, признании, непризнании. Да плевать России на то, что кто-то признает или не признает Крым в ее составе».

«У них своя логика есть. И логика, надо сказать, железная. Были прецеденты в мировой практике. И от этого никуда не денешься».

«Россия никогда, как они заявляют, не двинулась бы в Крым. Если бы для этого не было причин или хотя бы повода».

И последнее:

«Отдайте мне Украину до конца года. Я порядок наведу там и верну вам».

Что же, теперь он может показать все то, о чем с таким пафосом рассказывал, оценивали, советовал и предлагал. Тем более, что сейчас речь идет не об Украине (мы сами выстояли и плюнули в рожу Путину), но теперь пришло то же самое в его страну. Что же, пожелаем ему быть таким бойцом, каким он себя представлял все эти годы.

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube