Жена Караченцова о жизни, о любви, об Украине.

Жена Караченцова

О жизни

После того, как ты пережил смерть, каждый год – это большой праздник. Бог дает шанс прожить еще год, увидеть рождение третьей внучки. Счастье, что это случилось. У нас чудные внуки, сыночек, невестка… Накануне мы с Колей идем в театр и на премьеру фильма, а в сам день рождения собираем всех в ресторане, — передает Гордон. — На этот большой праздник придут все, кто с Колечкой работал, кто делил с ним одну гримерку в театре: Инна Чурикова, Максим Дунаевский, Лора Квинт, Боря Чунаев, Нина Горшкова… Кто-то споет, кто-то стихи прочитает. Это будет вечер радости и жизни.

Все лето мы были в Болгарии, сказочно провели время. Сын построил нам дачу на берегу моря под горой. Дом был закончен еще два года назад, первый раз мы отдыхали там в прошлом году, а в этом снова собрались. Воздух просто изумительный! Только Коля руку сломал – стукнул кулаком по столу (ему не понравился сериал, который шел по телевизору), пришлось накладывать гипс, но он все равно не унывал, гулял на море. А сейчас вернулись в Москву, живем на даче, обычно всегда мало времени, чтобы здесь побыть. Но уже включились в театральную жизнь, сходили на премьеру в театр к Саше Калягину на «Утиную охоту» Александра Вампилова. Сейчас пойдем на антрепризный спектакль, на премьеру во МХАТ. Жизнь бьет ключом.

О болезни Караченцова

Никто меня не заставит за деньги ходить. Если возникают финансовые проблемы, есть друзья, которым я могу сказать: «Ребята, нет денег, помогите на лекарства!» – и всегда приходит помощь. Только живя в трудных условиях Колиной болезни, я поняла, что мир не без добрых людей. Алишер Усманов (один их самых богатых людей России) позвонил на 70-летие Коли и спрашивает: «Людмила, что ему подарить?» – «Да вроде у нас все есть», – говорю. «Ну, вы подумайте». – «Знаете, он хочет машину, наша – совсем развалюха». И дарит Toyota Highlander.

Она вся в технике, нажал кнопочку – и не надо ключей. Коля так счастлив! Мы бы никогда сами не купили. Мало того, он потом сказал, мол, не считайте себя обязанными, какие-то сложности возникают – позвоните, скажите, чем помочь. Добро всегда отзывается. Помню, ездили в Китай лечиться, приехали в их посольство, а нас спрашивают: «Вы у нас будете жить?» «Ну что вы! Мы заказали гостиницу, рядом с клиникой, там все есть». А они: «Мы же вас так ждем, это тоже рядышком! Это будет вам бесплатно. Коля сделал столько для искусства, что имеет право жить свободно и легко». Я даже расплакалась. Он идет по улице, люди к нему подходят, целуют, обнимают. Значит, он что-то сделал в этом мире, что объединяет людей.

А в Испании были – так там смотрели фильмы с его участием, а потом ходили и пели песни из «Юноны и Авось». Он был для них национальным героем. Модельер Пьер Карден звонит (мы через переводчика общаемся), все время спрашивает, чем помочь. Когда приезжает в Москву, целует Колю и плачет, говорит: «Коля, ты всегда со мной. Когда я вхожу в свой кабинет, открывается дверь и звучит твоим голосом песня «Ты меня на рассвете разбудишь…»

Вопроса «за что?» у Бога нет. Никита Михалков мне как-то позвонил и сказал: «Люда, наверное, ты не задаешь себе вопрос «за что?» Я говорю: «Конечно, нет». В грехах все дело. Говорят, что война 1941-го была послана нам за грехи, за то, что мы большевиками убили всю церковь и массу людей – дворян, художников; интеллигенцию заставили уехать в Америку, во Францию. Мы часто с Колей ходим исповедоваться. Я – верующий человек, гордо принимающий испытания. Бог знает, что я должна их пройти. Я научилась выстаивать, молчать, трудиться, верить, надеяться, а главное – любить.

Совершенно не страшно мне смотреть в завтрашний день. Если придет смерть, пускай она будет достойной, потому что я умру за свою землю или за Колечку. В любую секунду готова умереть за него, отдать все ему. И это не просто красивые слова, а жизнь. Если читать Библию, проповеди Христа и апостолов, то становится понятно, что жизнь – не сладость, а страдания, которые дают очищение. Они научат тебя понимать смысл твоего существования на этой земле. И этот смысл – не в убийстве, не в ненависти, а в любви, в возможности дать жить всем.

Были люди, которые от вас отвернулись по разным причинам после болезни мужа? Таких не было. Даже в компаниях, если есть люди, которые, к примеру, плохо относятся к Путину, я говорю: «Давайте не будем спорить на эти темы, останемся каждый при своем мнении. Мы – актеры, художники, почитаем стихи, обсудим новый спектакль, у нас есть много общего, того, что нас объединяет, мы замечательно повеселимся, не влезая в проблемы политики».

Что было бы, если бы Путин не был умный? Значит, мы – террористы, вы нас обвиняете во взрыве «Боинга»? Давайте тогда так: берите где хотите газ, а мы сами с собой останемся, закроем все границы. Живите сами. Пускай вам Америка высылает и Европа снабжает, строит газопроводы и налаживает все остальное. Мы, Россия, покупали у вас продукты. Ели ваши яблоки и огурцы. Украинские конфеты были для нас счастьем. А теперь как? Разрушается вся экономика. Ради чего? Европа не будет у вас покупать. Это же понятно! Там такой подход в Евросоюзе.

Об Украине

Да, Коля сказал, что это будет война… гражданская война, потому что поднялись силы зла, нет единения, люди не смогут договориться. Так оно и случилось. Что очень жаль. Конечно, мы следим за новостями. С нами живут две медсестры из Украины, мы их обожаем, едим из одной ложки. Семьи их знаем. И очень переживаем. Нет никакой агрессии, на них нисколько не распространяется эта ситуация. Борьба происходит наверху, в правительственных кругах, которые решают человеческие судьбы. А люди – просто невинные жертвы. Жалко, что прерывается родственная связь славянских племен.

У нас, помимо общей религии, близкие языки. Культура Киевской Руси переплелась с Московской Русью – это все едино. Я не могу сказать, что Ярослав Мудрый – не русский князь? Он – русский, но жил-то он в Киеве. Гоголя мы же не можем распилить на две части между украинцами и русскими. Он русский и украинский. И что здесь плохого? Леся Украинка… Мне жалко Одесскую киностудию и киностудию им. Довженко, где снимались наши картины. Там играли актеры из Белоруссии, Латвии, Литвы, России… А сейчас остановилась культура, она не развивается. Мы очень любим Киев и творческих людей, которые там живут, театр Франко, в котором играли мы и Богдан Ступка. Кстати, я не могу определить, чистый он украинец или нет…

Но он потрясающе играл в наших фильмах, например Тараса Бульбу в картине украинского режиссера Владимира Бортко, который сейчас живет в Санкт-Петербурге. Для меня нет отделения Украины. Я все равно верю, что должно возвратиться то время, когда была дружба и взаимопомощь. Нам, славянам, легче, когда мы вместе, а не тогда, когда начинают валить, что москали – говно, а украинцы замечательные. Глупость полнейшая! Не разделишь никого.

Киевская Русь была. С шипами, бородами – для меня эти люди братья и сестры. Я – не националист и не понимаю, что происходит. Украинцы для меня все равно русские. Коля правильно сказал: «Немыслимо разделить то, что было заложено Богом». А сколько прекрасных песен было написано вашими музыкантами и композиторами. Поэт Володя Гацуленко, который умер в прошлом году, Володя Быстряков… Когда в прошлом году он приезжал к Коле на 70-летие, мы опять были вместе, нас ничто не могло разъединить, это было колоссальное чувство радости.

ИСТОЧНИК OBOZREVATEL.UA

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube