Но, это лишь одна из неудачных попыток прикрыть преступление, совершенное явно на территории, подконтрольной ЛНР. Обвинение сразу же опроверг первый заместитель главы СММ ОБСЕ Александр Хуг, заявивший, что патруль не нарушал мандат при передвижении по территории Луганщины, поскольку он не ограничивает наблюдателей в перемещении.

Вторая версия была привязана, как уже стоило ожидать, к украинской ДРГ. Стоит отметить, что мина была расположена не посреди дороги, а на обочине, и вероятность того, что именно там будет проезжать какая-то машина, ничтожно мала, а вот вероятность того, что это была трагическая случайность, достаточно велика.

С начала войны на Донбассе были использованы сотни тысяч боеприпасов, в том числе и огромное количество мин. В докладе Международного движения за запрет противопехотных мин (ICBL) Украина вошла в топ-5 списка стран, где за прошлый год зафиксировано самое большое количество жертв от взрывов мин (589). Большинство из них – представители гражданского населения, причем примерно треть – дети.

Все мы понимаем, что даже по истечении боевых действий разминирование Донбасса может занять длительный промежуток времени. За последними подсчетами неправительственной международной организации Halo Trust, на это уйдет от 10 до 15 лет.

С начала проведения АТО украинские саперы обезвердили почти 144 тысячи минно-взрывных устройств и на сегодняшний день эти работы продолжаются, но следует учесть тот факт, что после каждой эскалации конфликта, разминирование обстрелянных территорий приходится проводить заново.

И, если на территории, подконтрольной Киеву, этот процесс усиливается за счет помощи международных организаций, то на другой стороне из-за нехватки специалистов и опасности проведения работ от мин и снарядов избавляется только территории частных домов и небольшие огороды. Поля, лесопосадки и другая местность становятся второстепенными задачами.

Исходя из всего этого, приходит понимание, насколько опасной становится жизнь для мирных жителей Донбасса, не говоря уже о максимально защищенных представителях ОБСЕ.

Только за последнее время в одном лишь Славяносербском районе произошло несколько несчастных случаев подрыва местного населения. Известно, что в январе 2017 года в селе Желтое  подорвался 58-летний мужчина на противопехотной мине во время выгула собаки. Также в январе рядом с этим же селом в результате подрыва автомобиля с мирными жителями погиб один человек, житель села Долгое. Ранее сообщалось о том, что в районе села Сокольники не менее трех боевиков пострадало в результате подрыва грузовика  на неустановленном взрывном устройстве.

Кроме того, в пресс-службе министерства госбезопасности ЛНР сообщили, что 24 апреля 2017 года в Перевальском районе, у населенного пункта Фащевка, в результате наезда трактора с прицепом на мину, один человек погиб, пятеро получили ранения. Конечно же, мина была  установлена украинскими силовиками.

Но взрывные устройства опасны не только для жизни. Они наносят огромный ущерб экономике региона. Небезопасными становятся любые аграрные работы, особенно обработка и подготовка полей. Как результат, сельскохозяйственные угодья зарастают, фермеры прекращают работы и закрывают предприятия, люди остаются без работы и земли пустуют.

Чтобы изменить ситуацию, недостаточно просто очистить территории. Нужно понять, что хаотичное минирование боевиками Донбасса будет продолжаться, будут гибнуть люди, будут страдать невинные. Невозможно все беды списать на вездесущих украинских военных, как и в случае с гибелью представителя ОБСЕ. Может, следует просто задуматься о действиях тех, кто в данный момент контролирует эту территорию? Что они гарантируют местному населению: твердую почву или мину под ногами? Может, стоит остановиться и прекратить создавать поля смерти.

поля 2

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube