8 июня бывший директор ФБР Джеймс Коми давал показания на слушаниях перед комитетом Конгресса США по разведке. Журналист New Yorker Эвон Оснос пишет о том, почему это событие может привести к политическому краху Дональда Трампа. Begemot подготовил адаптированный перевод статьи.

9-го мая, когда президент США внезапно уволил директора ФБР Джеймса Коми, Трамп не находился под следствием. Но сейчас следствие может им заинтересоваться.

Три часа длилась эта американская политическая история, в которой Коми, спокойный, уверенный, но при этом угнетенный докладчик, перед комитетом Сената США по разведке обвинил Белый Дом в “ прямой и примитивной лжи”, а также обвинил Трампа в намерении скрыть неправомерные действия своего окружения. По мнению Коми, нет сомнений, что предоставленные факты в конечном итоге продемонстрируют, что президент пытался препятствовать следствию против Майкла Флинна, близкого товарища Трампа. Стоит на секунду остановиться, чтобы осознать, насколько поистине редкий этот случай: Джеймс Коми — это не приверженный член партии, оппонирующий сопернику; это бывший прокурор, который служил и республиканским президентам, и президентам-демократам, который представил ряд высказываний президента и описал их как лживые и потенциально криминальные.

Со вступительных слов Коми четко обозначил, что как частное лицо, он более не ограничен узкими и отредактированными комментариями, которые олицетворяли годы его работы в Департаменте правосудия и ФБР. Коми начал свою речь с бескомпромиссной защиты 35 тысяч мужчин и женщин, работающих в бюро. Он призвал их продолжать выполнять свой профессиональный долг, не боясь шантажа Белого Дома. Коми также прямо заявил, что Белый дом врёт, чтобы замести политические следы. Касательно своего увольнения, Коми сказал, что “администрация решила обесславить меня и, что более важно, обесславить ФБР, заявляя, что организация была в смятении, что мы пошли по ложному следу, что работники потеряли веру в их лидера. Все это — ложь, прямая и примитивная”.

begemot, begemotmedia, Коми, Трамп, США, импичмент Трампа, ФБР, выступление, допрос

Показания Коми на слушаниях в Конгрессе 8 июня впервые ставят под удар самого Дональда Трампа, а не его избирательный штаб/The New Yorker

Понадобятся дни, чтобы конкретизировать каждое громкое заявление Коми. Докладчик сообщил, что бывший Генеральный прокурор Лоретта Линч сказала ему называть изучение имейлов Хиллари Клинтон не “расследованием”, а “вопросом, который продвигался избирательной кампанией”. Коми также заявил, что твит Трампа о “пленках” с записью их разговора в Белом Доме заставил его обнародовать свои собственные заметки, чтобы защитить себя (“Господи, надеюсь, эти пленки существуют”, сказал Коми). А еще, по словам Коми, нынешний Генеральный прокурор Джефф Сешнс может быть под пристальным вниманием из-за контактов с русскими, кроме тех, в которых он признался.

В итоге, Коми описал беспокоящую картину того, как федеральные правоохранительные органы сталкиваются с угрозами, хоть и не всегда успешными, политического влияния и умышленного введения правоохранительных органов в заблуждение.

Но больше всего в грядущем расследовании будет иметь значение то, что Трамп говорил и делал, дабы препятствовать расследованию против Майкла Флинна, участника его избирательной кампании, которого уволили из-за контактов с российским послом. Менее, чем через 10 минут после начала слушаний стал понятным главный пункт повестки. Председатель комитета Ричард Бурр, республиканец из Северной Каролины, спросил у Коми о его разговоре с Трампом в Овальном кабинете 14-го февраля. Согласно заметкам Коми, президент сказал: “Я надеюсь, вы найдете способ оставить это дело, оставить Флинна в покое. Он — хороший парень. Я надеюсь, вы найдете способ”. Бурр спросил Коми, бывшего прокурора, не считает ли тот, что Трамп хотел помешать ему выполнять свою работу.

“Я не думаю, не мне судить, был ли тот разговор попыткой мне помешать”, — ответил он, добавив: “Меня это очень обеспокоило, навело на размышления. Но этот вывод, я уверен, должен сделать специальный советник после того, как разберется, какие намерения были у президента, и были ли в его словах какие-либо нарушения”.

Этот специальный советник, Роберт Мюллер, попытается ответить на вопрос, который может повлечь ряд криминальных последствий. Препятствование правосудию является федеральным преступлением, при этом ни один из президентов США ранее в этом не обвинялся. В случаях Ричарда Никсона и Билла Клинтона, Департамент правосудия до конца не хотел выдвигать обвинения, но в процессе расследования открылись некоторые основополагающие факты. Они послужили причиной для производства, которое подготовило почву для импичмента.

Есть и другие пути, по которым могут пойти следователи: после того, как Коми высказал свое убеждение о том, что Трамп хотел втянуть его в патронажные отношения, Чарли Саваж, освещающий правовые вопросы в Times, написал: “бывший федеральный следователь написал мне, что патронаж по принципу “что-то за что-то” может быть еще одним преступлением — использованием своего служебного положения (находясь на госдолжности) для частных нужд”.

Есть и другие пути, по которым могут пойти следователи: после того, как Коми высказал свое убеждение о том, что Трамп хотел втянуть его в патронажные отношения, Чарли Саваж, освещающий правовые вопросы в Times, написал: “бывший федеральный следователь написал мне, что патронаж по принципу “что-то за что-то” может быть еще одним преступлением — использованием своего служебного положения (находясь на госдолжности) для частных нужд”.

Слушание также показало, что республиканцы по большей части склонны продолжать защищать президента. Джим Риш, республиканец из Айдахо, подчеркнул, что Трамп использовал формулировку “я надеюсь”, говоря о возможности прекратить расследование против Флинна. Пытаясь заставить Коми признать, что слова Трампа не были прямым указом, Риш спросил, знает ли Коми кого-то, кого судили за “надежду на что-то”. Коми ответил: “Я воспринял это как указание. Я воспринял это как то, что он хотел бы, чтобы я сделал”.

begemot, begemotmedia, Коми, Трамп, США, импичмент Трампа, ФБР, выступление, допрос

Спикер Палаты представителей Пол Райан после комментариев Коми попытался сформулировать то, что президент обязан знать о праве. Он заявил репортерам, что Трамп не погружался в длинные протоколы о том, что уместно в разговоре с директором ФБР. Одна среди республиканской армии сторонников Трампа, Николь Уоллас (не является членом партии с 2017 года) назвала такое поведение “защитой тупости”.

После слушаний личный адвокат Трампа Марк Касовиц разослал журналистам заявление, в котором Коми обвиняется во лжи под присягой: “президент никогда не говорил мистеру Коми: “мне нужна лояльность, я на это рассчитываю” ни по форме, ни по содержанию”. В заявлении также говорится, что Трамп никогда не приказывал и даже не предлагал остановить какое-либо расследование.

Умышленно или нет, команда Трампа устроила публичную борьбу за доверие между президентом и бывшим директором ФБР. Это заявление красноречиво показало, что администрация президента пытается изолироваться от событий, в которых она увязла. Показания Коми вскрыли противостояние между опытным, иногда педантичным блюстителем Конституции и аматором без понятий о морали и рассудительности. Могут ли быть выдвинуты обвинения Трампу или нет, может ли он быть осужден за преступление протокольных законов, зависит от аргументов юристов, представляющих обе стороны.

Однако, уже сейчас понятно, что Трамп пользовался своим положением в той мере, которую даже многие республиканцы считают неприемлемой. Показания Коми могут ознаменовать момент, когда наивысшие правовые риски Трампа перестанут быть связанными с контактами его штаба с русскими, а станут связаны с его личными действиями по предотвращению расследования этих контактов. Как я уже написал, путь к импичменту — не юридический процесс, это политический процесс. Его могут запустить члены Конгресса, если сочтут, что президент утратил доверие общества из-за его неспособности говорить правду или управлять страной. В любом случае, сегодня Трамп сделал шаг в этом направлении.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube