Издание также рассказывает о том, как украинские лидеры собираются решать конфликт. Begemot приводит адаптированный перевод текста.

Светлана Цимбал смотрит из своего придорожного киоска на автомобили, лениво ползущие мимо контрольно-пропускного пункта Майорск. Раньше это была мирная провинциальная трасса. Сейчас это прифронтовая зона конфликта, который унес жизни около 10 000 человек. Это машины родителей, возвращающихся домой «на другую сторону» после визита к детям, пенсионеров, которые получили пенсию на украинской территории, перекупщиков, везущих продукты и товары, иногда контрабандные. Тем временем в нескольких метрах от обочины установлены мины.

Прошло три года с тех пор, как сепаратисты при поддержке России захватили части восточноукраинских Донецкой и Луганской областей. Минские соглашения, подписанные в феврале 2015-го, предусматривают возвращение Россией контроля над границей и вывод войск из Украины. Украина, в свою очередь, обязалась провести местные выборы в вышеназванных регионах и предоставить им «особый статус». Установление режима относительной тишины в 2016-м году породило надежды на мирное разрешение конфликта. Но в конце января они были разрушены — военные действия возобновились недалеко от небольшого прифронтового города Авдеевка. Сейчас бои утихли, но обострение ситуации показало насколько неразрешим стал конфликт.

Цимбал в отчаянии: «Как вернуть былое спокойствие после того, как пролилась кровь?».

begemot, begemotmedia, украинские лидеры, Донбасс, война, сдать донбасс, жизнь на фронте, ЛНР, ДНР, АТО

Большинство украинцев считает, что война на Донбассе — это главная проблема страны. И им не нравится решение, которое предлагают Минские договоренности. Менее 10% жителей Украины поддерживают соглашения, принятые в Минске. Несмотря на то, что правительство публично поддерживает выполнение поставленных условий, при личном общении официальные лица страны о них высказываются скептически. Политические противники Президента Петра Порошенко и подавно, они призывают к блокаде неподконтрольных территорий.

«Это наше 11 сентября, просто растянутое во времени», — говорит Павел Малыхин, голова Авдеевской военно-гражданской администрации.

По мнению Украины и всех, кто её поддерживает, Минские договоренности были навязаны под дулами автоматов. Российские регулярные войска, укомплектованные артиллерией, бронетанковой силой и противовоздушными установками, вторглись в Украину, чтобы поддержать сепаратистские бандформирования в середине 2014-го и вскоре превзошли украинскую армию по количеству техники и живой силы. В 2015-м году 90% переговоров в Минске велись исключительно о прекращении огня. В итоге Россия получила практически всё, чего желала: контролируемые Россией автономные территории с собственными войсками и администрацией. Наградив Украину экономическими проблемами, Путин ожидал её полного коллапса.

Развод под дулом автоматов

Но страна выжила. Ослабленная коррупцией, Украина стабилизировала свою экономику, провела некоторые реформы и модернизировала армию. «Когда я пришел ко власти у нас не было армии, зато был огромный дефицит бюджета, 50%-й уровень инфляции и не было денег», говорит Петр Порошенко. «Сегодня у нас одна из сильнейших армий в Европе с уникальным опытом ведения гибридной войны против России». В боевой готовности у Украины — 250 000 солдат, из которых 60 000 дислоцированы на востоке страны. На Донбассе они ползут вперед, захватывая позиции в так называемой «серой зоне», оккупированной сепаратистами в нарушение соглашений.

begemot, begemotmedia, украинские лидеры, Донбасс, война, сдать донбасс, жизнь на фронте, ЛНР, ДНР, АТО

Россия также укрепляет свои позиции. На сепаратистских территориях она создала вооруженные силы, количеством в 40 000 человек из которых 5 000 — это российские военные. Она восстановила местные администрации, дорожную инфраструктуру и устранила некоторых непокорных лидеров сепаратистов. Один из таких лидеров, Михаил Толстых, более известный как «Гиви», был убит в своем кабинете во время гранатометного обстрела 8-го февраля. Сейчас Путин использовать Минский процесс для включения сепаратистских территорий с собственной администрацией в Украину. Юлия Мостовая, главный редактор независимого еженедельника «Зеркало Недели», говорит, что это будет похоже на имплантацию раковых клеток в тело Украины. Это даст России контроль над определенным количеством электората и приведет к будущему распаду страны. В Киеве же предпочитают сохранять статус-кво.

В Авдеевке этот статус-кво имеет свою цену. «Раньше мы могли заскочить в Донецк за пиццей, мы были центром этого региона», говорит Галина, владелица лавки на городском рынке. «Сейчас мы на краю Украины». Город зависит от коксохимического завода (одного из крупнейших в Европе), сохранившегося из советской эпохи и расположенного недалеко от линии фронта. Этот завод — часть огромной империи местного олигарха Рината Ахметова. Он перерабатывает уголь в кокс для сталелитейных заводов. Раньше он был центром региональной сети поставок донбасского угля, а теперь множество работников живут одновременно по обе стороны фронта.

begemot, begemotmedia, украинские лидеры, Донбасс, война, сдать донбасс, жизнь на фронте, ЛНР, ДНР, АТО

Город разделен по политическим предпочтениям. Многие поддерживают Россию и её ставленников-сепаратистов — отчасти из-за того, что смотрят государственное российское телевидение. В западных регионах Украины 79% граждан отдают предпочтение членству в Европейском Союзе, в то время как только 3% проголосовали бы за управляемый Россией Таможенный Союз. В восточных регионах, подконтрольных Украине, всего 24% респондентов предпочитают Евросоюз и 40% отдали свой голос за Таможенный. «У нас разные ценности», говорит жительница Авдеевки Галина.

Вдобавок к этому, восточная Украина не разделена по этническим, религиозным или лингвистическим признаками, отмечает Алексей Рябчин, член украинского парламента родом из Донецка. И взаимоотношения остаются крепкими, несмотря на бои. «Первое, что мы делаем, когда заканчиваются бомбежки и мы выходим из укрытий — это звоним родственникам, оставшимся по ту сторону», говорит Муса Магометов, директор авдеевского коксохимического завода. Офицер украинской армии с позывным «Гранит», рассказывает о встрече в «серой зоне» со старым товарищем, с которым они служили в советской армии. «Мы выпили по 100 грамм и разговаривали». Сейчас они оказались по разную сторону баррикад.

begemot, begemotmedia, украинские лидеры, Донбасс, война, сдать донбасс, жизнь на фронте, ЛНР, ДНР, АТО

Но невзирая на это, Донецк и Луганск сейчас более интегрированы в Россию, чем в Украину. Торговля осуществляется в рублях. Школы перешли на российские образовательные стандарты. По словам РБК, российской бизнес-газеты, Россия начала принимать паспорта непризнанных республик у людей, которые покупают билеты на поезда или самолеты. «Донецк не вернется», говорит Сергей Чумак, технолог на коксохимическом заводе.

Новая американская администрация еще не решила, что ей нужно в Украине. Юлия Тимошенко, бывший премьер-министр, которая хочет потеснить Петра Порошенко в кресле Президента, на прошлой неделе летала в Вашингтон, чтобы снискать расположение у Дональда Трампа. Некоторые думают, что он может заключить сделку с Владимиром Путиным, которая подтолкнет Украину к выполнению Минских договоренностей на условиях Москвы. Это, по словам Юлии Мостовой, «поднимет вопрос о том, за что воевали и умирали наши солдаты все эти годы».

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube